Записки мотоциклиста. День семнадцатый: Шапито для колхозников

Джанкой – Мелитополь – Бердянск – Мариуполь – Таганрог – Ростов-на-Дону
20 сентября 2008 года

Ночью мимо нас проезжают какие-то машины, а утром мы слышим выстрелы. Потом видим в поле бегающего зайца. Вдруг, откуда ни возьмись, появляются коровы и быки. Прямо на нас идёт целое стадо. За ними с дикими криками пастух – старик с совершенно неподражаемым хриплым голосом кричит на коров: «Манька, стерва-курва, куда пошла? Чего встала?» Нас он тоже поприветствовал: «Доброе утро, страна! Никак на фестиваль едете?» Длинной плетью он отгоняет корову, уже вставшую в каком-то ступоре буквально в двух шагах от нас.

Наконец, мы собрались и выдвигаемся в сторону шоссе, потихоньку, по траве, чтобы не забить переднее колесо глиной. Перед самой фермой - глиняный участок, который ну совсем не объехать никак. Я подгазовываю в надежде проскочить, но глина плотно забивается между крылом и резиной. Колесо упирается в небольшой бетонный бортик. Юля, которая всё это время шла рядом, начинает толкать, но колесо скользит вдоль бортика и никак не хочет заскакивать на плиту. На рёв нашего железного друга из ангара вылезают местные колхозники. Пятеро здоровых мужиков даже не думают помочь, хотя мотоцикл нужно всего-то протащить с десяток сантиметров вперёд, и он выскочит на бетонку. Вместо этого мужики разворачиваются в нашу сторону и громко так начинают делиться воспоминаниями о преимуществах Урала в подобной ситуации, посмеиваясь над нами. После пары попыток сдёрнуть мот, нахожу камень и подкладываю под колесо. Упираюсь ногами в скользкую землю и даю газу от всей души. Заднее крутится на месте, но всё-таки толкает мотоцикл. Газую сильнее, и переднее уже скользит по бетону. Ещё немного усилий, и мы выбираемся. Юлька с торжествующим видом усаживается за мной, и с криком «Kawasaki на все времена!» мы несёмся к трассе.

Правда через 100 метров останавливаемся, чтобы прочистить глину, ибо она забилась настолько плотно, что никак не отваливается и тормозит колесо. На чистку уходит минут двадцать, и мы снова в пути. Навстречу попадается сотрудник украинской ДПС на мотоцикле с коляской и приветливо машет нам рукой. Отвечаем взаимностью. А через несколько минут видим другую, не менее потрясающую картину. По встречной полосе трассы топает лошадь, запряжённая в телегу, на которой установлен корпус от «Запорожца». Внутри сидит мужик и правит лошадью. Как же мы жалели, что не имели возможности сфотографировать этот редчайший агрегат!

Между полуостровом Крым и материком по дороге из Джанкоя есть небольшая перемычка, где шоссе пролегает по мосту над заливом Сиваш. Прямо перед мостом расположился рыбный рынок. Чего там только не продают! Бродим по рядам с широко открытыми глазами минут пятнадцать, а потом за десять гривен берём на пробу длинный кусок вяленого кальмара. Завтракаем в кафешке у рынка и снова двигаемся дальше. К вечеру мы хотим попасть в Ростов-на-Дону, где нас уже ждут Кирилл с Катюшей, чтобы в очередной раз приютить на ночлег.

Сразу за мостом останавливаемся на заправку с пустым баком. Здесь впервые мне предъявляют претензию: за пятнадцать метров до заправки нужно выключать двигатель и подкатывать мотоцикл вручную. Конечно, подобные объявления я частенько замечал на бензоколонках, но чтобы кто-то высказывал подобные замечания относительно японского мотоцикла и вообще высказывал такие требования, встречаю впервые. Рекомендую молодому человеку самому покатать агрегат весом в 250 килограмм (200 кило в сухом весе + масла + вещи), заправляюсь, завожу мотоцикл и снова в путь.

В Мелитополе мы заблудились так, что еле выехали из города, который, кстати, нам жутко не понравился. На выезде случайно обнаруживаю, что потерял пружину датчика стоп-сигнала. Задаюсь риторическим вопросом, когда это могло случиться. Цепляю какую-то временную проволоку.

Здесь довольно свободные трассы. Можно на протяжении получаса не встретить ни одного транспортного средства. Я выжимаю из мотоцикла всё, на что он только способен. Замечаю, что после сброса скорости двигатель начинает терять обороты. Явные глюки с топливной системой.

Где-то у Бердянска останавливаемся чинить кофры – уже невооружённым глазом видно, что один из них скоро просто развалится. Пока вытряхиваю из него вещи и сшиваю место очередного разрыва, Юляшка умудряется прямо на обочине приготовить салатик и сделать пару бутербродов из оставшихся припасов. Починка закончена. Мимо с бешеной скоростью на литровом спорте проносятся парень с девчонкой. Тормозят метрах в двухстах, разворачиваются и возвращаются к нам. Спрашивают, нужна ли помощь. Я объясняю, что порванный кофр уже починен, и благодарю за внимание. Ребята уезжают. Через несколько минут рядом снова останавливается какая-то мототарахтелка в виде чоппера. Я поднимаю глаза и тут же откидываю челюсть. На чоппере восседает невероятно худой дядька, в кожаных штанах и косухе, на голове - немецкая каска времён Второй Мировой войны, глаза спрятались под огромными жёлтыми очками, скорее всего, очками пилота всё тех же сороковых годов прошлого века, на мотоцикл приторочен чёрный пиратский флаг, из динамиков льётся «Рамштайн».

– Ребята, проблемы? – спрашивает бендеровец, заглушив двигатель.

– Нет, – мотаем мы головами, слегка ошалев.

Байкер с довольным видом кивает головой, поворачивает ключ, делая то ли призывный, то ли дирижирующий жест рукой в момент, когда в динамиках снова заводится музыка. На этот раз не «Рамштайн», на этот раз мы слышим слова: «Дойчен солдатен, нихт капитулирен!» - и наш попутчик скрывается за поворотом.

Находясь под впечатлением, заканчиваем упаковывать вещи и двигаемся дальше. Нашего бендеровца мы догоняем довольно скоро. Он едет рядом с разделительной полосой, и я решаю обойти его справа, где полно места. Однако, он замечает нас слишком поздно и, пытаясь уступить дорогу, чуть не сталкивает на обочину. Мы машем ему рукой и уносимся прочь.

У Мариуполя нужно снова заправляться. Обнаруживаем, что в карманах всего три гривны. Отыскать обменник не удаётся. С местными жителями тоже проблематично – все как будто растворились. Сегодня суббота, и банки, которые удаётся обнаружить, давно закрыты. В итоге обмениваем деньги в каком-то грузинском кафе, где нас нещадно грабят. Прикидываю, что на этом размене мы теряем около 200 рублей. Ну, да ладно. Заправляем бак и двигаемся к границе.

По пути мы с Юлькой впервые в жизни видим ветряную электростанцию. День на впечатления выдаётся насыщенным, однако.

На границе совсем нет очереди. Мы проходим украинскую таможню за пять минут. Заминка возникает лишь со «справкой репатрианта» и декларацией на мотоцикл. Оказывается, её не нужно заполнять, если выезжаешь из страны на той же таможне, где въезжал. В нашем случае предстоит заполнить бумаги. Мы ждём, пока нам принесут бланк, и болтаем между собой о том, что в принципе успеваем сегодня в Ростов-на-Дону. Таможенник слушает и через минуту отпускает со словами: «Да-а-а, вашу-то девчонку тут сбили на днях, вся Украина шумит, кто только не возмущается. Вы, это, фиг с ней, с декларацией, езжайте уже, удачного пути!» Вот уже и наши, русские таможенники. Юле задают несколько вопросов относительно потери паспорта, сочувствуют. Меня просят расстегнуть кофры и, не заглядывая, пропускают на Родину. Ура, никаких допросов у ФСБшиков, как обычно это бывает со «справкой репатрианта». Мы пьём чай в таможенной кафешке, чтобы согреться, и летим дальше.

Уже начинает темнеть, и я чуть не проскакиваю пост ДПС, где знак обязательной остановки стоит параллельно дороге, и его почти не видно. Останавливаюсь, когда нам уже машут жезлом. Инспектор требует документы, и мы уходим составлять протокол. Он заполняет бланк, расспрашивая, где лучше отдыхается: в Крыму или на Кавказе. Добравшись в расспросах до моего места работы и должности, вздрагивает, комкает протокол и со словами: «Ну, что же вы сразу не сказали!» - начинает заполнять другой. «А что такого? Я же не при исполнении, я отдыхаю, только вот у вас пост так устроен, что не сразу сообразишь, что надо остановиться. Темно уже, знака почти не видно…» - отвечаю. «Ладно, ладно, сейчас мы вам другое правонарушение выпишем, штрафик небольшой, всего сто рублей будет», - суетится инспектор, а я чувствую себя как-то неловко.

Около девяти вечера въезжаем в Ростов-на-Дону. На посту ГИБДД нас встречает Кирилл и провожает на берег реки в какую-то большую шашлычную, где мы заказываем по кусочку того знаменитого ростовского шашлыка и в компании смотрим фейерверк – сегодня тут День города, все гуляют.

Остаток дня, точнее ночи, проводим уже у ребят дома. Отмываемся с дороги, пьём крымское Бастардо за рассказами о нашем путешествии. Спать ложимся около 4 часов утра.

Продолжение завтра

*Записки мотоциклиста. День первый: С пеной под багажником
*Записки мотоциклиста. День второй: Ночь под дубом
*Записки мотоциклиста. День третий: Ростовский шашлык
*Записки мотоциклиста. День четвертый: Лёва и его Байк-Пост
*Записки мотоциклиста. День пятый: Должанка – берег левый, берег правый
*Записки мотоциклиста. День шестой: Пиво, море, солнце
*Записки мотоциклиста. День седьмой: Степь да степь кругом
*Записки мотоциклиста. День восьмой: Kawasaki в водах Азова
*Записки мотоциклиста. День девятый: Парк живой природы
*Записки мотоциклиста. День десятый: Байк-Фестиваль «Орлёнок-2008»
*Записки мотоциклиста. День одиннадцатый: Крым
*Записки мотоциклиста. День двенадцатый: Утро с белками, вечер с шампанским
*Записки мотоциклиста. День тринадцатый: На небе
*Записки мотоциклиста. День четырнадцатый: В поисках утерянной личности
*Записки мотоциклиста. День пятнадцатый: Консульский
*Записки мотоциклиста. День шестнадцатый: Репатриация

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *