Алтайский дневник / VIII

Это история о том, как «пара кило» мяса превращаются в 15-тилитровый казан супа. Сижу на крылечке, потягиваю вкусную сигарету и дегустирую местное пиво. Кстати, пиво на Алтае варят изумительное, даже в самой захолустной поселковой пивнушке мне предложили шесть сортов нефильтрованного, три темного, а сколько там было сортов светлых, точно не скажу, но в общей сложности штук 25 кранов за стойкой были рабочими. В общем, расслабляюсь…

Алтайский дневник / VII

Одна из достопримечательностей этих мест Храм апостола и евангелиста Иоанна Богослова на острове Патмос. Остров представляет собой сравнительно не большую скалу, которая омывается водами Катуни с двух сторон. Скала поросла лесом, к ней ведет подвесной мост. Поскольку на мосту можно единовременно находиться лишь вшестером, очередь на него дикая. Полюбовавшись православными видами, двинули дальше – на Чемальскую ГЭС

Музей Довлатова откроется в Березино

Летом 2009-го года мы побывали в деревне Березино — там, где Сергей Донатович Довлатов жил и писал свой «Заповедник». Через год, как у нас водится, мы описывали это путешествие

Ладожский поход. Прощай, Путсаари. Часть третья

Встали на мысу на передышку. Вычерпали нахлынувшей в байдарку воды и пошли дальше. Хотелось преодолеть последнее открытое пространство Ладоги, уйти в шхеры, чтобы больше не попадаться ветрам и волнам. Мой стойкий матрос Юляшка пережила ещё один участок настоящей морской волны, которая на этот раз была попутной и только подгоняла лодку в правильном направлении. Затем часовая передышка на солнечном берегу, ловля рыбы, и за несколько часов мы дошли до Ландохи.

Ладожский поход. Проклятье Путсаари. Часть вторая

В какой-то момент ветер усилился, разогнал волну пуще прежнего и нас просто задуло в узкую глубокую бухту с очень узким проходом в метрах тридцати от входа в неё. По пояс в воде, с трудом проведя байдарку, среди камней, мы оказались в тишайшей заводи, где плавал один единственный утёнок…

Ладожский поход. Ландоха. Часть первая

Да, Ладога, согласно описаниям – нечто похожее на Крым. Здесь якобы нет комаров, красивые скальные пейзажи… Нет, и увы – Ладога далека от Крыма, как Белое море от Черного. И уж куда великолепнее северные – Кузовские – пейзажи. Конечно, интересно походить на байде по ладожским шхерам, но лучше на моторной лодке, ибо трудно искать протоки между островами. Конечно, можно любоваться этими скалами, сплошь поросшими соснами, ивняком, елями и березами. Наверное, такие виды поражают воображение питерских и московских туристов…

Житие Соловецкое
или какие письма пишут соловчане президенту Медведеву и премьеру Путину

*Сестра губернатора и музейный разлад*600 килограмм рыбы на Успенский пост*Экспонаты УСЛОНа уходят в запасники*Кто ждёт Патриарха Кирилла на Соловках*Письмо жителей Соловецкого президенту РФ Дмитрию Медведеву и премьер-министру правительства РФ Владимиру Путину*

Записки мотоциклиста – 2009. Разные запахи Михайловского

Местные бабушки о доме, в котором жил Сергей Довлатов, ничего не знают. Просят рассказать, кто это такой, но всё равно не понимают, о каком-таком писателе идёт речь. Я уже, было, отчаялся, когда из сувенирного ларька вышла молодая женщина лет тридцати пяти и крикнула: «Идите сюда, я вам расскажу, как найти дом Довлатова»

Записки мотоциклиста – 2009. Таджик? Нет, я местный.

Песок под ногами смешан с мелким стеклом, камушками. Старенькое здание автовокзала, старенькие межсельские автобусы, старенькие, но подкрашенные скамейки и мусорные урны. Такая приятная и такая любимая русская провинция. Безобидный и сердечный российский уголок с простыми добрыми людьми. Так хочется думать. Может, так оно и есть. А может, и нет. Откуда путнику знать, если остановка займёт всего несколько часов. За несколько часов характер маленького городка никак не понять, не узнать, чем тут живут, о чём мечтают, чего ждут от жизни. А сложно ли это? Нет, не сложно. Везде примерно одно и тоже.

Записки мотоциклиста – 2009. Изделие номер два – всегда кстати!

От Пскова до Опочки каких-то 130 километров. Юля едет с родителями. Поэтому я сжигаю три четверти бака, скидывая на поворотах лишь до 100-120 км/ч. Если я один, могу позволить себе скорость и небольшой риск. А плюс ко всему накануне выявлена причина резкого падения мощности и повышенного расхода топлива – выгорел один свечной колпак. Починка довольно проста: дырка вычищена, залита эпоксидной смолой, колпак обмотан для пущей изоляции… да, смеху на этот счёт было много… презервативом.

СКП: Туристы повесились от безысходности

По данным судебно-медицинского эксперта, смерть двух туристов, обнаруженных в тайге повешенными, наступила 1 ноября 2009 года в результате механической асфиксии путем сдавления шеи петлей под давлением собственного веса. Самоповешение. Иных телесных повреждений на трупах не обнаружено

Двое туристов повесились в тайге

В Хакасии произошло довольно странное происшествие. Странное и жуткое. Обычно о подобных ЧП рассказывают в каких-нибудь документальных фильмах о неведомой фигне. Но на этот раз новость пришла от МЧС. Двое бывалых туристов заблудились в тайге и были найдены спустя несколько дней повешенными. Сейчас рассматривается две версии – убийство и суицид от голода.

Белый плен

Вы каждое утро пьёте кофе. Иногда с молоком или сливками, а когда кофе нужно выпить не по привычке, но для бодрости, наливаете двойную порцию. А вы пробовали кофе с чуточкой мёда? Навряд ли. А если кофе с двойной порцией, парой кусочков сахара, половинкой чайной ложки липового мёда и несколькими капельками лимонного сока…

Записки мотоциклиста – 2009. Хатынь – Брест

Конечно, наше мотопутешествие по Белоруссии не ограничилось одной только Беловежской Пущей, о которой писалось ранее. Ещё на пути в Брест, долго выспрашивали, как найти Хатынь. Ни в одном атласе не могли найти это слово. «Езжайте по трассе, не пропустите», — говорили местные.

Записки мотоциклиста — 2009. Беловежская Пуща

На Белорусских дорогах колёса мотоцикла вдруг перестают подпрыгивать. Сразу за границей большой щит с надписью «Дороги – лицо Белоруссии». Честно говоря, это лицо нам очень понравилось. Юля, разместившаяся на пассажирском сидении, с облегчением вздохнула: «Здесь дороги даже лучше, чем в Псковской области!» Да, дороги Архангельской, Вологодской, Новгородской и даже Псковской областей не идут ни в какое сравнение с дорогами Белоруссии – покрытие идеально ровное, а дорожных знаков, предупреждающих о возможной опасности, втрое больше, чем в любом регионе Российской Федерации.