Alexander Kuleshov

journalism | photography-videography | travel

Метка: путешествия (стр. 1 из 2)

Алтайский дневник / VIII

Глава вторая – Алтайская

Часть пятая. Марал

Инна с Николаем отправляются в Чемал и, не смотря на уговоры, отказываются прокатиться в долину Катуни. Наверное, от усталости с дороги. Мы же с Алисой едем искать больницу, поскольку дочь умудрилась рассечь себе руку при спуске с горы, возвышающейся над нашей базой, куда девчонки усвистали сразу после завтрака. Политика в отношении детей в этом путешествии была совершенно демократичной: если больше одного ребенка собирается полезть на какую-нибудь гору, они обязательно ползут, даже если мы куда-то торопимся. В этот раз дети, поняв, что сегодня мы никуда не едем, выяснили у Светланы – хозяйки «Царства» — куда можно отправиться в окрестностях и отпросились наверх. Между прочим, завтрашние профессиональные скалолазки. А ползти там, я скажу, не ближний свет. Через три часа дети вернулись в полном порядке за исключением того факта, что Алиса прокатилась вниз по тропе по камням и рассекла ладонь чуть не до мяса. После обработки решили найти больницу для консультации, больно уж грязная рана была, не смотря на тщательную промывку

Читать далее

Алтайский дневник / VII

Глава вторая – Алтайская

Часть четвертая. Чемал

Одна из достопримечательностей этих мест Храм апостола и евангелиста Иоанна Богослова на острове Патмос. Остров представляет собой сравнительно не большую скалу, которая омывается водами Катуни с двух сторон. Скала поросла лесом, к ней ведет подвесной мост.

Поскольку на мосту можно единовременно находиться лишь вшестером, очередь на него дикая. Полюбовавшись православными видами, двинули дальше – на Чемальскую ГЭС.

Читать далее

Музей Довлатова откроется в Березино

Летом 2009-го года мы побывали в деревне Березино — там, где Сергей Донатович Довлатов жил и писал свой «Заповедник». Через год, как у нас водится, мы описывали это путешествие.

А на днях стало известно, что Вера Сергеевна, наконец-то, добилась своего и в доме Довлатова сделают музей. Такие дела. Надеюсь, что зеркало они сохранят, и кровать и прочее, прочее, прочее…

Читать далее

Ладожский поход. Прощай, Путсаари. Часть третья

Всю ночь ветер не давал спать. Казалось, что начинается ураган, и вот-вот на палатку стихия уронит одно из высохших деревьев, окружавших нашу скромную стоянку. Только под утро, когда уже начало светать, я провалился в забытьё. В семь утра проснулся от необычайной тишины. В заливе не было ветра. А значит, и в открытой Ладоге должно быть спокойней, нежели вчера. Выскочил наружу, сбегал на скалу, посмотрел на открытое море и понял – выходить надо именно сейчас.

Читать далее

Ладожский поход. Проклятье Путсаари. Часть вторая

На утро следующего дня всё же решились, тем более, что ветер слегка стих и, казалось, в открытом озере не должно быть сильной волны. Но волна была. И ещё какая. На выходе из бухты волны разбивали многометровые фонтаны о каменный берег, а волна становилась всё выше. Немедленно вспомнились недавние походы в Белом море и «американские горки». Да, благодаря своей конструкции, «Щука3» не врезается в волну, она её огибает – я позже напишу подробный отчет об эксплуатации и реальных плюсах и минусах этой байдарки — взлетает на гребень и скатывается с него.

Читать далее

Ладожский поход. Ландоха. Часть первая

В руке моей авоська с коньяком, колбаской и сыром. Узенькая улочка провинциального приморского городка спускается вниз с горы. Редкие автомобили, велосипедисты, пара скутеров. Полицейский патруль вывернул из-за угла, одарил меня пронзительным взглядом и покатил вниз по Ленина. С листьев мелкой росой слетает сок деревьев. Пахнет рыбой от катерной стоянки у причала и свежим алкоголем от только что прошедших мимо рыбаков. Нет, это не черноморские берега, это всего лишь карельская Лахденпохья, которую мне уверенно хочется назвать Ланденпохьей. Местные, даже с детства не сумевшие привыкнуть к названию родного города, выходят из положения, называя его – Ландоха. Это же наименование прижилось и у туристов, заполняющих берега Ладожского озера, а проще говоря – Ладоги.

Читать далее

Житие Соловецкое
или какие письма пишут соловчане президенту Медведеву и премьеру Путину

Был на Соловецких островах. Просто ездил отдыхать. Никакой отдых на Соловках не обходится без общения с местными жителями. С продавщицей в магазине, с экскурсоводами, с водителями, с рыбаками. Я, честно, даже хотел взять пару интервью. Но не взял. Передумал. Вернулся домой и, разбирая свой походный рюкзак, наткнулся на письмо, составленное местными жителями. И, честно, не смог не написать.

Читать далее

Записки мотоциклиста – 2009. Разные запахи Михайловского

Мемориальный музей-заповедник А.С. Пушкина «Михайловское» расположен в 80-90 километрах от Пскова. Погуляв накануне по Псково-Печорскому монастырю и Изборской крепости, проскочили на двух Элиминаторах через Палкино и заночевали в палатках у поселка Шабаны. В поле с высокой некошеной травой, на берегу реки Великой, которая в этом месте ещё не успела набрать всю свою ширину и силу, вдыхая пряные запахи, прощались с солнцем, мирно закатывающимся за горизонт. Наши московские друзья, не смотря на многочисленные водовороты, просматривающиеся на поверхности воды, отважились искупаться, попутно принеся воды. Картошка с тушенкой, немного красного вина, борьба с насекомыми, и мы отправились спать.

С утра, на подъезде к Михайловскому, вдоль трассы широко раскинулись поля. Так и хотелось остановить мотоцикл у обочины, сбежать с дороги к полю, свалиться в хлеба и просто заснуть там. Вместо этого мы свернули к Михайловскому, проскочили прямиком к могиле Пушкина, оставив мотоциклы на парковке под присмотром юной цыганки за пятьдесят рублей с каждого колеса. Это лучше, чем отказать ребенку. На мотоциклах оставалась поклажа, которую легко было снять.

Вернувшись на стоянку, с удовлетворением отметили, что к нашим байкам никто не прикасался. Покурили, огляделись и, обнаружив поблизости явно местных жительниц преклонного возраста, торгующих дарами леса, я двинул на расспросы.

Увы, но местные бабушки о доме, в котором жил Сергей Довлатов, ничего не знают. Просят рассказать, кто это такой, но всё равно не понимают, о каком-таком писателе идёт речь. Я уже, было, отчаялся, когда из сувенирного ларька вышла молодая женщина лет тридцати пяти и крикнула: «Идите сюда, я вам расскажу, как найти дом Довлатова». В деревню Березино есть два пути: официальный и неофициальный. Если ехать по первому, необходимо покупать некий пропуск за 200 рублей. Зато если двинуться в обход турбазы, можно проехать полями совершенно бесплатно. Поблагодарив нашу спасительницу, уселись на мотоциклы и разъехались в разные стороны. Кирилл и Наташа принадлежат к более молодому поколению, может быть, поэтому и не слышали о таком писателе. Получается, что Довлатова не знают ни старики, ни молодёжь. Ребята отправляются в Михайловское, а мы в Березино.


Вот так сейчас выглядит дом, в котором Сергей Довлатов жил и писал свой «Заповедник»

В самом Березино нам указали: вот по этой улочке, третий дом справа. Отсчитав два дома, увидели избу, подпираемую всеми ветрами и окружённую густой растительностью. Седовласая хозяйка жилища шла по тропинке босиком в полинявшем цветастом халате с вёдрами воды в руках. Вера Сергеевна, пожилая, но довольно активная женщина, пригласила нас в дом и с порога, привычная к непрошеным гостям, знающая все вопросы наперёд, начала рассказ о себе и доме.

Впервые она появилась в деревне Березино в 1991 году. Приехав сюда в качестве туристки, влюбилась в окрестности и стала ездить каждый год. В следующий свой визит в Пушгоры, Вера Сергеевна сняла дом. Идя к нему по дороге, дочка сказала, что дом довольно похож на описанный Довлатовым и, вполне возможно, что именно в этом доме и жил Сергей Донатович. И только спустя год хозяйка дома случайно обронила в разговоре, обращаясь к Вере Сергеевне: «А чего ты ногами в угол спишь? Серёжка наоборот головой спал». Серёжка, который спал на большой железной кровати головой к стене, и был тем самым Сергеем Донатовичем Довлатовым, написавшим повесть «Заповедник», где описывается жизнь простых сельчан, работников музея-заповедника и высмеивается исступлённо-трепетное их отношение к Пушкину…

Спустя шесть лет полуразвалившуюся хибару хотел купить тот самый зажиточный сосед, который вечно не давал хозяину довлатовского дома пятёрочку на опохмелку «до авансу». Даже давал задаток, но потом передумал. Дом с участком выкупила Вера Сергеевна.

— Многие потом приезжали, просили дом продать, предлагали хорошие деньги, но все собирались его сносить и строить новый, — рассказывает хозяйка. — Но я не хочу. Сюда приходит много людей. Дом нужно реставрировать, делать музей.

Но не так давно случился долгожданный визит. В доме побывал некий столичный реставратор, домом заинтересовались. Власти Псковской области, в отличие от музея-заповедника, планируют не только выкупить дом, но и провести в нём ремонт.


Заезжий художник оставил на память

«Дом Михал Иваныча производил страшное впечатление. На фоне облаков чернела покосившаяся антенна. Крыша местами провалилась, оголив неровные темные балки. Стены были небрежно обиты фанерой. Треснувшие стекла — заклеены газетной бумагой. Из бесчисленных щелей торчала грязная пакля», — пишет Довлатов в «Заповеднике».

Сейчас внешние стены дома кое-где обшиты толем, внутри — картонными коробками, обоями. Со времён Довлатова крыша покрылась шифером, появилось крылечко.

– Конечно, дом в жутком состоянии. И проще его снести, чем привести в порядок. Но это память, которую потом невозможно будет восстановить, — качает головой наша собеседница. – Музей Пушкина можно понять. Довлатов не сделал им хорошей рекламы и они, конечно, на Сергея обижены, но, думаю, могли бы взяться и включить дом писателя в экскурсионную программу, провести реставрационные работы. Благо, теперь губернатор заинтересовался, думаю, что есть шанс спасти дом.

В самом Михайловском, судя по описаниям Довлатова, мало чего изменилось. Разве только появилась ЧОПовская не злая охрана. Дамы бальзаковского возраста и уже престарелые персонажи водят экскурсии, выдавая фальшаки за экспонаты. Настоящая здесь лишь природа. И она действительно хороша. Рощи, аллеи… И с трепетным придыханием, и с вселенской грустью в глубоких синих глазах экскурсовод произносит вечное: «Здесь всё пропитано Пушкиным, всё пахнет поэтом!»

Всё, что осталось в доме со времён Довлатова: кровать, на которой он спал, столик и зеркало, которое было случайно выкопано Верой Сергеевной в огороде. Когда хозяйка, сдававшая ей жильё, в очередной раз зашла проведать постояльцев, то рассказала, что именно перед этим зеркалом брился писатель.

— Посмотритесь в него, и вам улыбнётся Серёжа, — смеётся Вера Сергеевна.

Юля смотрит в зеркало и смеётся.


Там улыбается Довлатов

А вот и дверь:

«- Главное, — сказал я, — вход отдельный.
— Ход отдельный, — согласился Михал Иваныч, — только заколоченный.
— А, — говорю, — жаль.
— Эйн момент, — сказал хозяин, разбежался и вышиб дверь ногой»

Довлатов изменил не только название деревни (в романе — Сосново), но и имя своего героя. На самом деле Михал Иваныча звали Иван Фёдорович Фёдоров. Нам удаётся познакомиться с племянником Ивана Фёдоровича — Анатолием. Ему где-то под шестьдесят, худощавый, усатый, добродушный мужчина. Между Верой Сергеевной и Толиком заводится разговор, она испрашивает совета, продавать или не продавать дом псковским властям.


Иван Фёдорович Фёдоров

— Ежели реставрировать будут, то конечно, продавай, пока такая возможность есть, а то передумают и пропадёт дом, — считает тот.

Москвичка, филолог, бывшая учительница русского и литературы живёт в доме только летом. Предпочитает именно довлатовскую комнату, не смотря на то, что тут почти нет света — окна выходят не на солнечную сторону.

Мы прощаемся. В Юле сидит профессиональный филолог и требует таки посетить пушкинские достопримечательности. Мы собираемся прощаться, но Вера Сергеевна не отпускает. Оказывается, здесь есть обычай: все посетители должны оставить запись в гостевой книге. Толстая тетрадка испещрена надписями. Мы тоже оставляем запись. По просьбе хозяйки добавляем, кто мы, откуда, сколько нам лет и кто мы по профессии.

Перед тем, как отправиться дальше, я подхожу к ромбовидному осколку облезшего зеркала и заглядываю в него. Действительно, улыбается…


Племянник Ивана Фёдоровича — Анатолий и Вера Сергеевна провожают очередных визитёров

Записки мотоциклиста – 2009. Таджик? Нет, я местный.

Опочка – оз.Осыно

Солнце, жар. Песок под ногами смешан с мелким стеклом, камушками. Старенькое здание автовокзала, старенькие межсельские автобусы, старенькие, но подкрашенные скамейки и мусорные урны. Такая приятная и такая любимая русская провинция. Безобидный и сердечный российский уголок с простыми добрыми людьми. Так хочется думать. Может, так оно и есть. А может, и нет. Откуда путнику знать, если остановка займёт всего несколько часов. За несколько часов характер маленького городка никак не понять, не узнать, чем тут живут, о чём мечтают, чего ждут от жизни. А сложно ли это? Нет, не сложно. Везде примерно одно и тоже.

Читать далее

Записки мотоциклиста – 2009. Изделие номер два – всегда кстати!

Псков – Опочка

Скрипит визор шлема. Кофры напряглись, держась из последних сил. Пальцы вцепились в руль, но сдвинуть его хотя бы на пару миллиметров просто невозможно. Амортизаторы и вилка не успевают реагировать на дорожные неровности. Мне везёт: на обгонах не приходится ждать встречку – трасса свободна. Только пару раз я сбрасываю скорость до 90 км/ч перед постами гайцев, о которых узнаю благодаря старой доброй традиции – миганию фарами.

Читать далее

СКП: Туристы повесились от безысходности

По данным судебно-медицинского эксперта, смерть двух туристов, обнаруженных в тайге повешенными, наступила 1 ноября 2009 года в результате механической асфиксии путем сдавления шеи петлей под давлением собственного веса. Самоповешение. Иных телесных повреждений на трупах не обнаружено.

Читать далее

Двое туристов повесились в тайге

В Хакасии произошло довольно странное происшествие. Странное и жуткое. Обычно о подобных ЧП рассказывают в каких-нибудь документальных фильмах о неведомой фигне. Но на этот раз новость пришла от МЧС. Двое бывалых туристов заблудились в тайге и были найдены спустя несколько дней повешенными. Сейчас рассматривается две версии – убийство и суицид от голода.

Читать далее

Страница 1 из 2

создано с помощью WordPress & Автор темы: Anders Norén